?

Log in

No account? Create an account
барельефы

:: PRO АВТОРА :: 32. СЕМАНТИЧЕСКИЙ СЛУХ

Представить хорошего музыканта без музыкального слуха, мягко скажем, непросто. Та же история и с автором: тот, кто работает со словом, должен обладать особым - семантическим - слухом. Сам термин, возможно, условный и ни в одном поэтическом руководстве не встречающийся, но я не знаю, как выразиться точнее. Как назвать то врождённое или благоприобретённое чутьё к слову, к словам, умение расставить их так, а не иначе, а порой даже так, как никто до тебя? "Семантический слух", по мне, вполне рабочий термин, как раз на перекрестье эфемерного вдохновения и каждодневного ремесла. Самое то для разговора о творческой кухне. Именно семантический слух (дальше уже без кавычек) позволяет нам из относительно конечного словарного запаса вызывать на письме абсолютно бесконечные по разнообразию сочетания смыслов, оттенков, эмоций.

Начнём с хрестоматийного. У каждого слова есть своё облако значений… Или, если строго научно, – семантическое поле. Просто "поле" – в силу той же семантики – меня не вдохновляет. Несмотря на метафоричность, как-то по-крестьянски. Пусть будет "облако" – и объёмней, и образней, и в IT-шный век актуальней... Итак, у каждого слова есть своё облако значений, своя семантика. Знать её нужно и должно. Для начала. Но как только в тексте встречаются два слова - их облака значений пересекаются и либо рассеивают, либо усиливают друг друга. Либо и вовсе рождают новые смыслы. Которые уже невозможно просто "знать" - их надо чувствовать, слышать. Точно так же как вокалисты слышат певческий тон. Или воспроизводят вибрато – отличая его от обычного дрожания голоса. Более того, эти облачные пересечения попадают в контекст сказанного до, и влияют на всё, что будет сказано после. Смыслы слов и их сочетаний многократно пересекаются, меняются, меняют, - и в результате мы воспринимаем текст как общую смысловую симфонию, параллельно смакуя особо приглянувшиеся нам пассажи и нюансы.

Отсутствие семантического слуха - одно из самых наглядных отличий графомана от писателя. Достаточно вспомнить всевозможные стилистические огрехи и почти анекдотичные ляпы – вроде тех, что ходят под нестареющим (хоть и бородатым) мемом “из школьных сочинений“. Наверняка ведь попадалось. “Глухонемой Герасим не любил сплетен и говорил только правду”. “Солдаты обделались легким испугом”. “Отец Чацкого умер ещё в детстве”. “Глаза её с нежностью смотрели друг на друга”. Или классика жанра: “Суворов был настоящим мужчиной и спал с простыми солдатами”.

Такие вещи читать забавно – в силу их явной комичности. Но чаще семантическая безграмотность банально скучна и уныла, и вызывает то раздражение, то скуку, – в зависимости от темперамента читателя. Хотя, читатель, как вы понимаете, опять же читателю рознь. Если вернуться к музыке, то откровенно фальшивящего солиста, конечно, не заметить сложно, но не факт, что весь без исключения зал поморщится, если кто-то из вокалистов “подъедет“ к ноте или начнёт чуть приблизительно интонировать. Кто-то вовсе не поймёт, кому-то это не особо испортит обедни, обладателям же абсолютного слуха придётся потерпеть и помучиться. Но, как бы то ни было, претендующему на большую литературу автору явно хочется для себя “требовательного” читателя – которому не всё равно, что читать. И которому вместе с обязательным ЧТО написано будет принципиально важно и КАК.

Абсолютный семантический слух, как и музыкальный, вообще явление редкое. Хотя, если и не достаётся от природы, то со временем может быть развит. В нашем случае лучшей учёбой остаётся, конечно, чтение. Умение и желание вчитываться в проверенные образцы письма и стиля. Вряд ли найдётся в истории литературы большой писатель, не являющийся при этом страстным читателем. Кроме того, отличное подспорье – теоретические знания, напрямую или опосредованно касающиеся языкознания, стилистики и собственно семасиологии (как официально значится интересующий нас предмет). Здорово развивает семантический слух и владение иностранным языком. Тем более - языками.

Опять же, в сомнительных случаях, словари в помощь. Причём как привычные толковые, так и специализированные, группирующие слова по семантическим классам. Самым замечательным из них, как и самым актуальным, сразу же назову глобальный труд под редакцией Шведовой. "Семантический словарь русского языка", из шести задуманных томов которого на сегодняшний день вышло четыре. Вообще кладезь и красота, просто "море разливанное", в котором, при известной любви к слову, можно утонуть - начав листать с любого тома и с любого места. Собрать все четыре части мне удалось не сразу, а, учитывая, что четвёртая вышла аж в 2007-м, сейчас сыскать весь бумажный комплект, можно, наверно, только в букинистических. Но зато есть вполне себе рабочие онлайн версии. Одна из самых удобных, на мой взгляд, реализаций – здесь http://rusemantic.ru/dictionary/. После ввода слова вы получаете толкование всех его значений плюс, при желании, ряд соседствующих по смыслу слов и все варианты семантических полей.

Насколько оно вам надо или не надо – подскажет практика. Хочу только напомнить, что, даже обладая хорошим поэтическим чутьём и семантическим слухом, вовсе избежать огрехов всё равно не удастся. Хорошо если дойдёт до печати и в дело вступят профессиональный редактор/корректор. Хотя и это не панацея. О чём отчасти поговорим уже в следующей главе. Точнее в нескольких следующих главах, которые, уверен, вас повеселят.

Речь пойдёт об образцовых графоманских перлах. Сначала отдадим должное графоманам поневоле, затем порадуемся за графоманов-любителей, поговорим о графоманах случайных, сознательных, латентных и уже клинических. И только потом, на сладкое, перейдём к графоманам-волшебникам. По крайней мере, мне хочется называть их именно так. Это тот редкий случай, когда абсолютная глухота к слову приводит к фееричным результатам. Не какой-то отдельной строкой или нелепицей, а всем своим плодовитым (как правило), творчеством такие кудесники удивляют и восторгают, и даже учат – пусть и от противного. То есть невольно достигают той же цели, какой служит подлинное искусство. Графоманы-волшебники – это “штучный товар”. Их хочется читать и перечитывать, лелеять и растаскивать на цитаты. В отличие от тех же старательных, средней руки, полу-, недо-, и прочих рыцарей пера, что денно и нощно выдают нам рифмованную серость всех мастей…

А теперь - стоп. Ещё немного по теме. Вы ведь не попались сейчас на провокацию? Ещё раз перечитайте, пожалуйста, последнюю фразу последнего абзаца – там, где про “полу-, недо-” и “всех мастей”. И скажите, что в её стилистике должно было бы насторожить. С точки зрения семантического слуха, конечно.

VK_PRO-АVTORA_citata_32

:: предыдущие серии ::

Comments

Не насторожило. "Рыцарь пера" -- советский штамп, полностью, кажется, "рыцарь пера и бумаги", по аналогии с рыцарями "плаща и кинжала".

Как редактора гораздо более насторожило "как официально ЗНАЧИТСЯ интересующий нас..."

Главка хорошая :)
Дань, ну, конечно, дело не в "рыцаре". Это для отвода глаз. Иначе что за ловушка? ) Я в следующем посте расписал своё видение всего абзаца.

Edited at 2014-11-25 15:25 (UTC)