?

Log in

барельефы

:: PRO АВТОРА :: 34. ГРАФОМАНЫ-ВОЛШЕБНИКИ

После графоманов-любителей и графоманов поневоле, речь пойдёт о графоманах-волшебниках. По-другому их и не назовёшь. Это тот редкий случай, когда абсолютная глухота к слову приводит к фееричным результатам. Такие кудесники удивляют и восторгают, и даже учат. То есть невольно достигают тех же высот, каким служит подлинное искусство. Графоманы-волшебники – это “штучный товар”. Их хочется читать и перечитывать, лелеять и растаскивать на цитаты.

Об одном из них я узнал лет двадцать назад от своих друзей, студентов литературного. Седовласый стихотворец объявился в 94-м году во дворе литературного института с самиздатовским сборником, которым готов был поделиться с любым желающим за символическую плату. На обложке значилось “И.А. Самохов. Златые дни моей любви". Желающими оказались мои друзья – не из наивности, конечно, и даже не из любопытства. Посочувствовали человеку. Но после первых же прочитанных на перемене страниц ребята поняли, что за сокровище им досталось. Добрые слухи разлетаются быстро – особенно, если приправлены неконтролируемым хохотом. Ещё до конца следующей пары у И. А. Самохова был скуплен весь немногочисленный тираж.

Так рождаются легенды. Зачитанная до дыр книжечка была презентована мне где-то через пару лет после описанных событий. И на какое-то время стала моим личным бестселлером и лучшей приправой к любым песенным посиделкам. А если кто-то из вас, к своему стыду и невезению, до сих пор не знаком с творчеством моего протеже, я с удовольствием поделюсь тем, что помню. Орфография, понятно, авторская…

Я не всегда такой печален!
Не спрашивай ты ни о чем.
Восток себе представил алый
И девушку, с которой был знаком.

Я на тебя смотрел несмело.
Стояла ты вокруг девчат,
И вид достойный загорелый
Успешно дополнял наряд.

Вот оно – настоящее! Ни одной проходной строчки. Каждая будоражит ум и воображение. Тут сразу понимаешь, что скучать не придётся…

Отец мой поднимался рано,
Будил он возгласом простым.
И я, проснувшись в час багряный,
Вставал и шел трудиться с ним.
Шёл год тогда, когда Гагарин
В космический простор взлетел.
И я бродил, как странный парень,
Тобой любуясь в суете.

“Шёл год тогда, когда Гагарин…” – это же монумент! Слова впечатываются в мозг, как лозунг, как речёвка, как заклинание. Хочется повторять и идти маршем. Или вот ещё, из любимого:

И хожу я близ окреста,
Где заметнее весна,
И отчизна, как невеста,
Впереди кругом видна!

“Впереди кругом видна”! – скажите, не шедевр? Ну, можно это придумать? Нет, только родить. Выплеснуть. А потом расправить плечи и шагнуть в необъятное:

Стоит посмотреть на эту площадь:
Ширина ее сторон
Создает величественность в общем,
Как спортивный стадион...

Улицы Валовой вот начало -
Перекресток и метро.
Ленина портрет вокруг вокзала
На меня глядит с добром.

Какая безраздельная свобода! Какое феерическое обращение со временем и пространством!.. И с цветом, кстати, тоже:

Как кумач на празднике ликуя,
Ландыши цвели зимы белей!

Здесь всё как в высокой литературе – никогда не знаешь, чем всё закончится. Автор готов удивлять каждой следующей строкой, каждым новым образом:

Ты мне больше не звони -
Я люблю другого.
Познакомились мы с ним
Взглядом с полуслова.

Вот и приподнято-праздничное стихотворение с безобидным, казалось бы, названием “Колесо обозрения” вдруг последней строчкой вопиет о фатально-зловещей бренности бытия:

Поднялись. Спускаемся по кругу.
Смотрим, улыбаемся, грустим.
И не налюбуемся друг другом:
Этот день нам будет роковым!

Вы знаете, что такое игра слов? Тогда приготовьтесь к игре букв.

И издали мой дом заметен
На шумной улице Валовой,
Где буква М при алом свете
Всегда доступна для любого.

Эта доступная для любого “М”, да и остальные неожиданные находки автора, подарили мне много счастливых минут искреннего детского смеха. Посему, заканчивая краткий обзор стихотворных открытий И.А.Самохова, готов с восторгом разделить чистосердечное признание его лирического героя:

Только что, вчера ли это,
Осень брОдила в дыму,
А сегодня я с приветом
Встретил зимушку-зиму!

VK_PRO-АVTORA_citata_34

:: предыдущие серии ::

Comments

Спасибо:) Чудесное. День состоялся. Только скулы свело. Это учебник, я считаю. Человек живет сразу в шести как минимум измерениях:)
Ох, я вспомнила такого одного. Некто Валентин Федоров (он же Сахалинский), тогдашний губернатор Сахалина.
Какой-то его не то почитатель-распространитель, не то агент отловил моих родителей в общественном транспорте и буквально впихнул им сборничек стихов.
Запомнила строки "Мы сидим с тобой на кухне, сигарета в пальцах тухнет", там еще много подобного было.


Про сигарету - шедевр, да! )
Это стало мемом на какое-то время.

Еще помню: "[чего-то там], // Жаль, радость так недолга // Побыть с Пегасом нам вдвоем - // Ждет у подъезда "волга". Губернатор, чо.
Игорь, прекрасно! Спасибо за этот кладезь русской словестности. Что-то где-то попадалось из автора в жж, но не знал, что есть книжка.

Особенно тронула детская тема - про "добычливого муравьишку":

Муравьишка, муравьишка, маленький жучок,
Деткам что несешь ты в клюве? Сахару кусок.

А "Ей дизель ноги переехал..." - практически готовый нэпманский романс.

Жаль вот название для сборника слабовато, конечно. Скучненько, без озорства. У Жанны есть строки и помощнее. Скажем, в произведении "Дедушка Макар Рустамович" про деревенского ассенизатора прямо вот жизненное такое - "Придет пора говно качать"... Вот это название было б - до мурашек!
Увы, этот персонаж не мог никак так назвать свою книгу )
Это если бы у неё была война с издателем, например, тогда можно было бы.

Абсолютно феерично.
Особенно кумач с ландышами порадовал)